Иешуа и пилат

Содержание

Понтий Пилат и Иешуа

31 Декабрь 2013 админ Просмотров: 3775

«Евангельские» главы романа имеют мало общего с Евангелием, это сразу становится очевидным. Здесь Булгаков выступает в качестве историка и литератора, создающего условные литературные образы. Прежде всего, Иешуа — не Сын Божий, а человек, бродячий философ. несколько наивный, по-детски беззащитный, считающий всех людей добрыми и верующий в Бога и в «царство истины И справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть». Его проповеди кажутся опасными первосвященнику Каифе, по доносу Иуды Иешуа арестован и предстал перед римским прокуратором Понтием Пилатом. Малый Синедрион уже вынес смертный приговор бродячему философу, теперь Пилат должен решить, утвердить его или нет. После беседы с арестованным жестокий прокуратор проникся симпатией к нему и решил не утверждать приговор и, признав Иешуа душевнобольным, «подвергнуть его заключению» в собственной резиденции. Пилату интересен этот человек не только уникальными способностями: снимать головную боль и угадывать мысли. В нем есть загадка для Пилата, и ее он хочет разгадать, продолжив беседу.

Однако против Иешуа выдвинуты обвинения, которые в Риме караются смертной казнью: высказывания против власти императора. И про куратор делает свой выбор: он утверждает смертный приговор невинному, с его точки зрения, человеку. О том, что он поступает против своей совести, говорят его попытки подтолкнуть Иешуа к самооправданию: Пилат всячески намекает философу, что надо изворачиваться, лгать, чтобы сохранить жизнь. Тот отвечает: «Правду говорить легко и приятно». Угрозы Каифе тоже свидетельствуют о неспокойной совести Пилата. А мысли: » Погиб! .. «, потом: » Погибли! .. » И какая-то совсем нелепая среди них о ( … ) бессмертии, причем бессмертие почему-то вызвало нестерпимую тоску» — предрекают прокуратору «двенадцать тысяч лун» мучений. Что же заставило могущественного прокуратора поступить против своей совести, муки которой он пытается облегчить убийством Иуды? Только ли долг римского воина?

Перед казнью Иешуа скажет, что » в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость», адресуя эти слова к Пилату. Еще он скажет, что «благодарит и не винит за то, что у него отняли жизнь». Почему же беззащитный, наивный философ, не ожидавший воскресения на третий день и боявшийся смерти, не стал ловчить, лгать, не отрекся от своих убеждений и пошел на крест, простив Пилата? Почему он оказался сильнее отважного воина, могущественного, облеченного властью прокуратора? Это и было загадкой для самого Понтия Пилата.

Бродячему философу давала невероятные духовные силы его вера; его убежденность, что » настанет царство истины». А во что верит прокуратор? Будто пытаясь себя убедить, он кричит сорванным голосом: «На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиберия. Облик самого Тиберия, возникший в воображении Пилата, отвратителен: плешивая голова, на лбу круглая язва, беззубый рот с отвисшей нижней губой. Это все, что есть за душой прокуратора. Именно поэтому он так стремится продолжить беседу с бродячим философом, поэтому его мучает чувство, «что он чего-то не договорил с осужденным, а может быть, чего-то не дослушал».

Ответственность за гибель Иешуа писатель целиком возлагает на Понтия Пилата. Народ в романе представляет толпу любопытных, жаждущих зрелища людей, у толпы нет права голоса, как это было в Евангелии, им объявляют уже готовое решение. Выбор сделал
Пилат. Иешуа тоже делает выбор, защищая добро. Булгаков показывает, что спрос возможен только с личности, осознающей свои поступки. Даже Иуда здесь-человек из толпы. Донос — дело обыкновенное. Никаких угрызений совести и раскаяния он не испытывает, конечно. Он молод, красив, влюблен, любит деньги. Обыкновенный человек, какой с него спрос?

Добро и зло творится на земле людьми. Все решает человек, личность, он несет ответственность за свой выбор между добром и злом. Этот выбор определяется верой человека или безверием. И прощает, проявляет милосердие тоже человек. Иешуа попадает в «свет», оттуда он просит за Понтия Пилата, судьба которого больше «по ведомству» Воланда. Однако дарует прощение и отпускает Пилата все же Мастер, завершив свой роман «одною фразой»: «Свободен! Свободен! Он ждет тебя! » Великий грешник с больной совестью получает прощение (не от Иешуа: тот не винил его, от Мастера, который понимал вину Пилата), он отправляется по лунной дороге вверх и просит своего спутника » В разорванном хитоне и с обезображенным лицом» говорить, что казни не было. «Ну, конечно, не было», — отвечает тот, и Пилат счастлив.

Поставь оценку статье Метки: Мастер и Маргарита

Вечный спор Иешуа с Пилатом (по роману Булгакова «Мастер и Маргарита»)

В романе «Мастер и Маргарита» всего лишь несколько глав уделено рассказам о Понтии Пилате и Иешуа. Но, их история является весьма значимой, вокруг нее вертятся остальные события грандиозного произведения.
С древней историей читатель знакомится не сразу. Иешуа и Пилат были героями романа Мастера, но, существовали совершенно отдельно от своего создателя. Начало булгаковского романа повествует нам обычную историю, но, вторая глава словно перебрасывает нас на сотни лет назад, в древний Ершалаим. Образ Понтия Пилата знаком всем, а вот кто такой Иешуа – сразу не догадаться.
С развитием событий читатель понимает, что это сам Христос в облике обычного мужчины с синяком под глазом и разбитой губой. Первые минуты их встречи не были особенными. Но, в процессе общения, Иешуа избавляет Пилата от нетерпимой головной боли, и прокуратор понимает, что перед ним особенный человек.

Иешуа, словно от имени Булгакова, начинает готовить о наивысших человеческих ценностях – о доброте, о надежде, о любви. Заключенный угадывает и тот факт, что Понтий Пилат безумно одинокий человек. На это прокуратор пытается запугать странника расправой, но, Иешуа совершенно не боится смерти.
Беседа двух мужчин просто переворачиваем мировоззрение Понтия Пилата. Он хочет помочь заключенному, освободить его и избавить от смертной казни. Но, боязнь потерять свои карьерные достижения сделала из Пилата заложника совести и он не смог помочь Иешуа. Казнь состоялась. Теперь, после смерти странника, Пилат мучается угрызениями совести. Он знает о том, что одним из человеческих пороков является трусость. Именно он подвергся ее влиянию и не спас невинного человека. Чтобы хоть как-то искупить вину, Пилат убивает предателя Иуду. Но, это не помогает. Ведь той глобальной ошибки, которую он совершил, уже никогда не исправить. Прокуратор испытывает страдания сутками на пролет. Он обрек на смерть совершенно невинного, чистого человека, который говорил правду, который доносил до людей истину. Эти мучения проносятся сквозь века и однажды, Пилат будет прощен, ведь Господь Бог всех милует.
Спор Понтия Пилата и Иешуа лучше назвать разговором. Ведь один из них слушал, а другой проповедовал. Не было между ними возражения. По мнению М. Булгакова, справедливость всегда торжествует и зло наказывает виновных.

Понравилось сочинение? А вот еще:

  • Анализ 19 главы 2-й части романа Булгакова «Мастер и Маргарита»
  • «Рукописи не горят» (по роману Булгакова «Мастер и Маргарита»)
  • «Великий бал у Сатаны» (анализ 23 главы романа Булгакова «Мастер и Маргарита»)
  • Разговор Иешуа с Понтием Пилатом

    (По мотивам романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»)
    Понтий Пилат – прокуратор Иудеи, грозно обращаясь к арестованному Иешуа, заговорил по-гречески:
    «-Так это ты собирался разрушить здание храма и призывал к этому народ?»
    Тут арестант опять оживился и ответил:
    «-Я, игемон, никогда в жизни не собирался разрушить здание храма и никого не подговаривал на это бессмысленное действие….
    -Множество разных людей стекается в этот город к празднику… – говорил монотонно прокуратор…. — Ты, например, лгун. Записано ясно: подговаривал разрушить храм. Так свидетельствуют люди».
    -«Эти добрые люди,» – заговорил арестованный, — «ничему не учились и все перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что эта путаница будет продолжаться очень долгое время.» все из-за того, что Левий Матвей неверно записывает за мной. «Но я однажды заглянул в его пергамент с этими записями и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил».
    В это утро у прокуратора нестерпимо болела голова. И глядя на арестованного мутными глазами, он мучительно вспоминал, зачем он здесь, и какие еще вопросы он должен задать . Немного поразмыслив, он произнес:
    — «А вот что ты все – таки говорил про храм в толпе на базаре?» – хриплым голосом спросил больной прокуратор и закрыл глаза.
    Каждое слово арестованного причиняло Понтию Пилату страшную боль и кололо в висок. Но арестованный, тем не менее, вынужден был ответить: «-Я, игемон, говорил, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм — истинной. Сказал так, чтобы было понятней.
    -Зачем же ты, бродяга, смущал народ, рассказывая про истину, о которой не имеешь представления? Что такое истина?» В чем она?- В тупой вспышке ярости закричал П. Пилат, вызванной не столько словами арестованного, сколько невыносимой болью, раскалывающей его голову. При этом ему снова померещилась чаша с черной жидкостью.
    «-Яду мне, яду.»- стучало в его висках, причиняя невыносимую боль.
    Преодолевая это видение и эту адскую боль, он заставил себя вновь услышать голос арестованного, который говорил:
    «-Истина, прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти. Ты не только не в силах говорить со мной, но тебе трудно даже глядеть на меня.» Но мучения твои сейчас кончатся. Ну вот все и кончилось, и я этому несказанно рад,- благожелательно поглядывая на П. Пилата, заключил арестованный.
    -Но есть еще и другая истина, о которой я говорил в толпе на базаре,– продолжал Иешуа.- Она в том, что люди избрали пагубный путь развития. Люди захотели быть независимыми, вместо того, чтобы быть во взаимосвязи, как единое целое друг с другом, с окружающей природой и Богом. Отделившись от единого целого, гармонично связывающего людей с природой и Богом, они мечтают и пытаются найти смысл и гармонию каждый в своем мирке, а также в совокупности всех их индивидуальных мирков, составляющих государство. Все эти мирки очень сильно ограничены несовершенством людского восприятия и далеки от истинности единого целостного божественного мира. Каждый такой мирок окрашен целой гаммой индивидуальных чувств и эмоций, таких как страх, зависть, злоба, обида, эгоцентризм, жажда власти.
    П. Пилата поразили слова арестованного. Он привык, что с ним говорят почтительно и уважительно, пытаясь угадать, что он хочет от них услышать. А этот бродяга ведет себя так, как будто перед ним не великий и всесильный прокуратор иудеи, любой каприз которого может лишить его жизни, а один из простолюдинов на базарной площади.
    Ошеломление и удивление от неслыханной дерзости заставили П. Пилата на мгновение забыть о мучительной головной боли. Но когда он о ней вспомнил, то был снова поражен и удивлен, так как головная боль прошла и перестала его мучить.
    Круто, исподлобья Пилат буравил глазами арестованного. И в этих глазах уже не было мути, а его мозг стал способен адекватно воспринимать действительность. Его мозг лихорадочно работал, но П. Пилат все никак не мог понять, почему этот человек пробуждает в его сознании новые чувства и что — то похожее на интерес к его утопическим словам.
    Обладая абсолютной властью, он легко мог в любое время собрать десятки ученых философов со всеми их разнообразными концепциями. Только ему это совершенно было не нужно. Он считал себя здравомыслящим человеком, а всех этих людей, занимающихся спорами и доказательствами правоты своих идей, бесполезными бездельниками, всю жизнь копающимися в своих рукописях, никак не влияющих на реальную жизнь. Сам же он твердо знал и непоколебимо был уверен, что единственными ценностями в этом мире, влияющими абсолютно на все, являются власть и сила. Этим он обладает в полной мере.
    Но вопреки этому твердому убеждению, ему почему-то именно в споре захотелось победить этого незадачливого философа. Он был уверен, что победит его всего одной лишь фразой, когда тот закончит свой монолог. Он заставит его ответить на один вопрос: что перевесит, если бросить на одну чашу весов все разнообразные философские теории, вместе с его собственной, а с другой стороны его, Пилата, власть и силу? Решив так, он дал арестованному закончить свою речь, который продолжал:
    — И в каждом этом мирке господствует могущественная ложь. В этих мирках плач, боль и смерть люди воспринимают как безусловное зло. Не способные адекватно воспринимать действительность люди строят свою жизнь на основании того, что кажется им добром, или злом. Постоянно недоумевают, почему Бог не принимает сторону их добра и допускает в мире зло. Обвиняя Его в равнодушии и бездействии они не способные увидеть и оценить всю доброту, величие, красоту и гармонию грандиозного полотна единого божественного мира. Поэтому своими мыслями, действиями и поступками, основанными на страхе, зависти, лжи, насилии люди сами вносят дисгармонию в этот единый мир.
    А Бог, сопоставляя всякий выбор людей с миллионами других причин и следствий, допускает людское зло, чтобы предотвратить еще большее в пределах всего творения. Ибо каждый людской поступок, как в калейдоскопе, меняет всю картину мозаики единого мира. И каждый мельчайший элемент этой мозаики, независимо от того, как его оценивают сами люди, заслуживает только того состояния, в котором он находится.
    Заменяя восприятие реального мира своими индивидуальными мирками, люди начинают все оценивать и взвешивать, объявляя что-то хорошим, а что-то плохим, что–то добром, а что–то злом. Люди не могут знать об истинном предназначении сути и ценности событий и явлений. Определяя, что такое добро и что такое зло, люди становятся судьями, хотя не могут и не имеют права ими быть, так как способны оценить лишь кратковременное событие настоящего, но не способны оценивать многочисленные следствия последующих событий, нанизанных на ось времени. По этому, добро сделанное сегодня для себя, для других, в большинстве случаев, потом оборачивается злом. А их многообразие,сталкиваясь друг с другом, приводит к конфликтам и войнам.
    Миллионы людей и миллионы «опытных» судей большую часть своей жизни занимаются обличением и судом. Люди судят отличительные особенности друг–друга: образ мыслей, национальность, язык, цвет кожи, внешний вид, мотивы и поступки, утопая в иллюзии, что действительно знают всю истину и вершат справедливый суд. Тем самым взращивают свою гордыню и чувство своего превосходства над другими людьми. В их индивидуальных мирках нет и быть не может ни истинной гармонии, ни любви. Все это находится за их пределами, в грандиозном полотне истинной реальности. И чтобы быть по-настоящему свободными и счастливыми, им надо отказаться от своей привычки все оценивать и судить, а защищаться чистым и возвышенным мышлением. Им надо научиться жить в состоянии гармонии, доброты и любви с единым божественным миром, ибо человек — часть мира неотделим от него, и несет ответственность, в пределах своего сознания, за все то, что в нем происходит.
    Кроме того люди совершают большую ошибку, полагая, что страдания других их не касаются. Но ведь все дышат одним воздухом, насыщенным людскими эманациями и мыслями. И каждый землянин, хочет он того или нет, не может отделиться от той среды, в которой живет. Ни сила, ни богатство, ни положение, ни невежество, ни слепота – ничто не может оградить человека от влияния того мира, частью которого он является. От пространственных воздействий людского океана не защититься ничем: ни стражей, ни дворцовыми стенами, за которыми тоже что–то давит, гнетет, лишает радости, поражая порой неизлечимой болезнью. Не существует барьеров, препятствующих притяжению в жизнь каждого человека событий и ситуаций, происходящих в самом неожиданном месте, в соответствии с его истинной сущностью и образом мыслей.
    Дав арестованному договорить, Пилат изменил свой первоначальный замысел и решил не спорить с ним, а закончить допрос. Он сказал:
    — «Так ты утверждаешь, что не призывал разрушить… или поджечь, или каким–либо иным способом уничтожить храм?
    -Я, игемон, никогда не призывал к подобным действиям, повторяю.»
    -Так поклянись своей жизнью, что этого не было, — сказал прокуратор и улыбнулся какой–то страшной улыбкой. «–Ею клясться самое время, так как она висит на волоске, помни это.
    -Не думаешь ли ты, что ты ее подвесил, игемон? – спросил арестант. – Если это так, то ты сильно ошибаешься.
    Пилат вздрогнул и ответил сквозь зубы:
    — Но я легко могу перерезать этот волосок.
    -И в этом ты ошибаешься,» — светло улыбаясь, возразил арестант, «-согласись, что перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил?
    -Так, так – улыбнувшись, сказал Пилат, — теперь я не сомневаюсь, что праздные зеваки в Ершалаиме ходили за тобой по пятам.» После этих слов у него, уже в светлой голове, отчетливо сложилась формула приговора. И он ее тут же озвучил для записи в протокол: игемон разобрал дело бродячего философа Иешуа и состава преступления в нем не нашел.
    «- Все о нем? – спросил Пилат у секретаря.
    — Нет, к сожалению, — неожиданно ответил секретарь и подал Пилату другой кусок пергамента».
    Прочитав поданное, Пилат изменился в лице.
    — Слушай, Иешуа, — заговорил прокуратор, «-ты когда–либо говорил что-нибудь о великом кесаре?» Знаешь ли ты некоего Иуду из города Кириафа, и что именно ты говорил ему о кесаре?
    — В числе прочего я сказал,– отвечал Иешуа, — что люди искренне верят, что только власть их может защитить и дать благополучие. Они считают, что чем сильнее власть, тем больше гарантий у их благополучного существования. Но вера людей слепа и ставит знак равенства между истиной и ложью. И от того, что они в это верят, это не становится истиной. Так как истина на самом деле в том, что всякая власть есть насилие над людьми. И что настанет время, когда не будет никакой власти, ни кесаря, ни какой–либо другой. Но сейчас люди настолько обмануты этой иллюзией, что не мыслят свою жизнь, чтобы кто-то не был главным. Они создают иерархию власти. И венчают ее самим Богом — Великим и ужасным надсмотрщиком, который проявляет свою «любовь», безжалостно карая за грехи и непослушание. Но как только создается иерархия, так сразу же требуются законы и правила, ее регламентирующие. Установленная субординация и свод приказов не укрепляют и не развивают нормальные человеческие отношения, основанные на доброте и любви, а уничтожают их. Холодная примитивная логика, насаждаемая сводом законов и приказов, становится основой мироустройства. И в этой основе мироустройства не остается места ни доброте, ни любви, так как эти понятия и логика несовместимы, потому что они проявляются и действуют вопреки ей. Поэтому люди почти разучились взаимодействовать друг с другом без учета субординации, иерархии и силы. А об истинных взаимоотношениях между собой людям остается только мечтать, как о чуде, надеясь найти их на небесах.
    Свод законов приказов и правил не может дать людям свободу, а может только гарантированно дать им право судить, не видя и не зная истинных причин, мотивов и последствий. И ощущать свое превосходство над осужденными, внушая себе, что они находятся выше и живут по более высоким меркам.
    Этот свод законов может действовать и опираться только на власть и силу. Так как власть – это инструмент, позволяющий одним людям заставлять других выполнять их волю. Этот инструмент позволяет трусливым и злым людям, прокравшимся на вершину власти и не рискующих своим здоровьем и жизнью, посылать других людей в кровавые бойни. Или совершенно безнаказанно в больших количествах совершать другие преступления и неблаговидные поступки во имя удовлетворения своих низменных амбиций и теша свое самолюбие. Только поэтому в мире полно горя и страданий, рекою льется кровь, а этим бойням не видно конца.
    Потому что эти люди, используя власть и силу, ограждают себя от малейшего риска, и с разрешения ими самими придуманных законов безжалостно бросают в кровавые бойни миллионы людей. Но, лишая людей жизни, дарованной им Богом, они не ведают, что творят. А созданная ими иерархия власти ограничивает свободу оставшихся в живых людей и ликвидирует их равенство, обесценивая жизни людей, находящихся на самом низу. Это суть человеческого государства, в котором на законных основаниях, даже не пытаясь прятаться, существует зло. И в этой пагубной сути люди безнадежно увязли.
    Но Богу не нужны рабы, покорные его воле и подчиняющиеся субординации, а ему нужны братья и сестры, не обремененные никакими схемами и правилами. Они вольны просто быть во взаимосвязи друг с другом и с Богом, и никто не должен быть обделен. Доминирующим и единственным чувством должна стать всеобъемлющая, бескорыстная, не требующая ничего взамен любовь. Тогда настанет царство истины, – сказал Иешуа и замолчал.
    » — Оно никогда не настанет! – вдруг закричал Пилат таким страшным голосом, что Иешуа отшатнулся…
    — А ты бы отпустил меня, игемон, — неожиданно попросил арестант, … я вижу, что меня хотят убить.»
    Лицо Пилата исказила судорога и он сказал:
    «-Ты полагаешь,несчастный, что римский прокуратор отпустит человека, говорившего то, что говорил ты?… Или ты думаешь, что я готов занять твое место? Я твоих мыслей не разделяю.»
    И обращаясь к секретарю, Пилат объявил, что утверждает смертный приговор преступнику Иешуа.
    После оглашенного приговора и небольшой паузы Пилат, взглянув на арестованного, снова был поражен поведением Иешуа. Он не рыдал, не плакал и не молил о пощаде, а смотрел на прокуратора так, как будто ничего не произошло и он только что не был приговорен к смерти.
    — Мне жаль тебя, — неожиданно сказал арестованный, обращаясь к Пилату. –Ты живешь во дворце и у тебя вооруженная охрана, но ты раб. Ты раб системы, которой служишь, ты раб злых и бесчеловечных законов, ты раб своих неправильных мыслей. Всю свою жизнь ты служишь злу, которое существует и правит в защищаемом тобой государстве на законных основаниях и которое вынуждает тебя делать то, чего тебе не хочется и чему противится твоя сущность. Поэтому ты ненавидишь и свою должность, и этот город. И эта ненависть отравляет тебе жизнь.
    Ничего не ответил Пилат, только взглянув на арестованного, заставил увести его.
    Сам же Пилат, слушая арестованного, понял, что какая-то сила исходит от арестованного и его слов, которая заставила его, Пилата, почувствовать себя маленьким мальчиком, внимающим наставлениям мудрого отца, очередной раз вляпавшимся в грязь. При взгляде на удаляющегося арестанта Пилату показалось, что это не два конвоира ведут приговоренного, а важную персону торжественно сопровождает почетный караул. А когда арестованный выходил с балкона, то луч света зажег пыль, висевшую в воздухе над его головой в виде светлого диска.
    За свою жизнь П. Пилат многим подписал смертный приговор. И никогда у него не было ни сожалений, ни раскаяний. Ни об одном, кроме сегодняшнего. Необычный человек, необычный разговор, необычное поведение. Осталось чувство недосказанности.
    -С ним надо еще подробней поговорить. – Так думал прокуратор.
    Но для этого Иешуа надо спасти. Он заставит первосвященника Иудеи отпустить его в честь наступающей Пасхи. Эта мысль показалась ему единственно верной, и он приказал позвать к себе первосвященника Иудеи Иосифа Каифу.

    Конфликт

    М. А. Булгаков в своем произведении демонстрирует столкновение точек зрения Понтия Пилата и Иешуа Га-Ноцри, которые по-разному рассматривали человека в мире.

    Для Иешуа человек по своей природе добр, «злых людей нет на свете, есть только люди несчастливые». Не обладают счастьем они потому, что подвержены гнету власти, которая «является насилием над людьми». Понтий Пилат, который и является представителем этой власти, не согласен с Га-Ноцри. Он показывает, что реальность слишком жестока, что Иешуа арестовали эти «добрые люди», которые таковыми на самом деле не являются.

    Иешуа же говорит Пилату о том, что жизнь может отнять только тот, кто ее дал человеку, то есть Бог. Га-Ноцри отрицает любое проявление власти, которая незаконно лишает человека права на жизнь. Иешуа Га-Ноцри и арестовали за его взгляды, которые касаются власти: «не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть». При разговоре с Иешуа Понтий Пилат утверждает: «На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия!». Он говорит, что совершенно не верит в слова бродяги, что царство истины никогда не настанет. Иешуа же искренне верит в собственные слова, он надеется, что настанут времена, когда людьми не будут управлять, а они будут жить сами «по доброй воле».

    Раскаяние

    Встреча Понтия Пилата с Иешуа Га-Ноцри становится решающей для судеб обоих персонажей. Пилат, принимая свое решение, уже понимал, что совершает огромную ошибку. Однако он побоялся что-либо сделать в защиту Иешуа.

    Спор Понтия Пилата и Иешуа Га-Ноцри не превращает героев во врагов, эти одинокие люди находят друг в друге интересных людей, с которыми можно беседовать о жизни и о ее сути.

    Понтий Пилат проникся словами бродяги, который заставил его задуматься над собственной жизнью. Пилат до конца понял, что его власть ему ненавистна, как и город Ершалаим, в котором ему приходилось работать.

    Он раскаивается за свой поступок, пытается загладить свою вину перед казненным Иешуа и приказывает убить Иуду из Кириафа, который являлся предателем Га-Ноцри.

    Все это не избавляет Понтия от угрызений совести, он продолжает испытывать чувство стыда. Раскаяние – вот главная тема, связанная с образами Понтия Пилата и Иешуа Га-Ноцри. Именно оно способно привести общество к тому, о чем проповедовал Иешуа. Идея героя романа «Мастер и Маргарита» оказалась не такой бессмысленной, как это предполагал Понтий Пилат.

    В финале произведения Иешуа прощает Понтия Пилата. Это плата за его раскаяние.

    Данная статья, которая может помочь написать сочинение «Понтий Пилат и Иешуа Га-Ноцри», рассматривает образы Понтия Пилата и Иешуа Га-Ноцри, их конфликт мировоззрений и результат этого спора. Тест по произведению

    LiveInternetLiveInternet

    Цитата сообщения Алевтина_Князева

    Обратимся теперь ко второй сюжетной линии романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Во дворце Ирода Великого прокуратор Иудеи Понтий Пилат допрашивает арестованного Иешу Га-Ноцри, которому Синедрион вынес смертный приговор за оскорбление власти кесаря, и приговор этот направлен на утверждение к Пилату.

    Га-Ноцри и пятый прокуратор Иудеи всадник Понтий Пилат. Иллюстрация Павла Оринянского.

    «Беда в том… что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей… Твоя жизнь скудна, игемон», — вот что говорит Иешуа прокуратору Иудеи, самому богатому, после Великого Ирода, человеку. Свою бедность духом Пилат продемонстрирует и позже, когда испугавшись, что его может постигнуть участь Иешуа, он выносит смертный приговор.

    Допрашивая арестованного, Пилат понимает, что перед ним не разбойник, подстрекавший народ к неповиновению, а бродячий философ, проповедующий царство истины и справедливости.

    Художник Гарбар Давид. Понтий Пилат и Иешуа га Ноцри (Иисус Христос)

    Однако римский прокуратор не может отпустить человека, которого обвиняют в преступлении против кесаря, и утверждает смертный приговор. Затем он обращается к первосвященнику иудейскому Каифе, который в честь наступающего праздника Пасхи может отпустить на свободу одного из четырех осужденных на казнь преступников; Пилат просит, чтобы это был Га-Ноцри. Однако Каифа ему отказывает и отпускает разбойника Вар-Раввана. На вершине Лысой горы стоят три креста, на которых распяты осужденные. После того, как толпа зевак, сопровождавшая процессию к месту казни, вернулась в город, на Лысой горе остается только ученик Иешуа Левий Матвей, бывший сборщик податей. Палач закалывает измученных осужденных, и на гору обрушивается внезапный ливень.

    По евангельской легенде Понтий Пилат, вынужденный согласиться на казнь Иисуса, умыл руки перед толпой и сказал: «Невиновен я в крови Праведника сего». Отсюда произошло выражения для снятия с себя ответственности «я умываю руки».

    Когда апостолу Фоме рассказали о воскресении распятого Христа, он заявил: «…если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны Его, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю».

    Воскрешение Иисуса Христа

    Прокуратор вызывает Афрания, начальника своей тайной службы, и поручает ему убить Иуду из Кириафа, получившего деньги от Синедриона за то, что позволил в своем доме арестовать Иешуа Га-Ноцри. Вскоре молодая женщина по имени Низа якобы случайно встречает в городе Иуду и назначает ему свидание за городом в Гефсиманском саду, где на него нападают неизвестные, закалывают его ножом и отбирают кошель с деньгами. Через некоторое время Афраний докладывает Пилату о том, что Иуда зарезан, а мешок с деньгами — тридцать тетрадрахм — подброшен в дом первосвященника.

    К Пилату приводят Левия Матвея, который показывает прокуратору пергамент с записанными им проповедями Га-Ноцри. «Самый тяжкий порок — трусость», — читает прокуратор.

    Понтий Пилат

    Волшебные черные кони уносят Воланда, его свиту, Маргариту и мастера. «Ваш роман прочитали, — говорит Воланд мастеру, — и я хотел бы показать вам вашего героя. Около двух тысяч лет сидит он на этой площадке и видит во сне лунную дорогу и хочет идти по ней и разговаривать с бродячим философом. Вы можете теперь кончить роман одной фразой». «Свободен! Он ждет тебя!» — кричит мастер, и над черной бездной загорается необъятный город с садом, к которому протянулась лунная дорога, на которой мы видим прокуратора. Он ни в Аду, и ни в Раю. Он посредине. В раздумье.

    А в Москве, после того как Воланд покинул её, ещё долго продолжается следствие по делу о преступной шайке, однако меры, принятые к её поимке, результатов не дают. Опытные психиатры приходят к выводу, что члены шайки являлись невиданной силы гипнотизерами. Проходит несколько лет, события тех майских дней начинают забываться, и только профессор Иван Николаевич Понырев, бывший поэт Бездомный, каждый год, лишь только наступает весеннее праздничное полнолуние, появляется на Патриарших прудах и садится на ту же скамейку, где впервые встретился с Воландом, а затем, пройдя по Арбату, возвращается домой и видит один и тот же сон, в котором к нему приходят и Маргарита, и Мастер, и Иешуа

    И суть его драмы, на которую он обречен, как раз в конфликте между тем естественным, человеческим, что еще в нем сохранилось, и ипостасью политика. Когда-то Пилат был воином, умел ценить мужество и сам не знал страха. Но выслужил высокую должность и переродился.

    Не за жизнь свою боялся прокуратор – ей ничто не угрожало, – а за карьеру, когда приходилось ему решать, рискнуть ли своей должностью или отправить на смерть человека, который успел покорить его умом, удивительной силой своего слова, преступление которого по своей сути не заслуживает такого жестокого наказания. Правда, тут не только вина прокуратора, но и его беда. Трусость — вот она, главная беда Понтия Пилата. Но неужели в прошлом бесстрашный на поле боя всадник Золотоё копьё – действительно, трус? «Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков» – слышит во сне Понтий Пилат слова Иешуа. «Нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок!» – неожиданно вмешивается и говорит уже в полный свой голос автор книги.

    Диалог Понтия Пилата и Иешуа га Ноцри

    -Я, игемон, никогда в жизни не собирался разрушить здание храма и никого не подговаривал на это бессмысленное действие.
    -Множество разных людей стекается в этот город к празднику – говорил монотонно Пилат. Ты, например лгун. Записано ясно: подговаривал разрушить храм. Так свидетельствуют люди.
    -Эти добрые люди – заговорил арестованный — ничему не учились и все перепутали, что я говорил. Я вообще иегемон начинаю опасаться, что эта путаница будет продолжаться очень долго. И все из-за того, что Левий Матвей неверно записывает за мной. Я однажды заглянул в его пергамент с этими записями и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил.
    В это утро у прокуратора нестерпимо болела голова. И смотря на арестованного мутными глазами, он мучительно вспоминал, зачем он здесь, и какие еще ему он должен задать вопросы. Немного поразмыслив, он произнес:
    — А вот что ты все – таки говорил про храм в толпе на базаре? – хриплым голосом спросил больной прокуратор и закрыл глаза.

    Каждое слово арестованного причиняло Понтию Пилату страшную боль и кололо в висок. Но, арестованный, тем не менее, вынужден был ответить: — Я, игемон, говорил, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм истинной. Сказал так, чтобы было понятней.
    -Зачем же ты бродяга смущал народ, рассказывая про истину, о которой ты не имеешь представления? Что такое истина? В чем она?- В тупой вспышке ярости закричал П. Пилат, вызванной не столько словами арестованного, сколько невыносимой болью, раскалывающей его голову. При этом ему снова померещилась чаша с черной жидкостью. «Яду мне яду…». Стучало в его висках, причиняя невыносимую боль.
    Преодолевая это видение и эту адскую боль, он заставил себя вновь услышать голос арестованного, который говорил: — Истина, прежде всего в том, что у тебя нестерпимо болит голова. И болит так сильно, что ты, малодушно, помышляешь о самоубийстве. Ты не только не в силах говорить со мной, но тебе трудно даже смотреть на меня. Но мучения твои сейчас кончатся. Ну, вот все и кончилось, и я этому несказанно рад,- благожелательно поглядывая на П. Пилата, заключил арестованный.
    — Но есть еще и другая истина, о которой я говорил в толпе на базаре – продолжал Иешуа. Она в том, что люди избрали пагубный путь развития. Люди захотели быть независимыми, вместо того, чтобы быть во взаимосвязи как единое целое друг с другом, с окружающей природой и Богом. Отделившись от единого целого, гармонично связывающего людей с природой и Богом, они мечтают и пытаются найти смысл и гармонию каждый в своем мирке, а так же в совокупности всех их индивидуальных мирков составляющих государство. Все эти мирки очень сильно ограничены несовершенством людского восприятия и далеки от истинности единого целостного божественного мира. Каждый такой мирок окрашен целой гаммой индивидуальных чувств и эмоций, таких как страх, зависть, злоба, обида, эгоцентризм, жажда власти и др

    Серия сообщений «Литература и публицистика»:
    Часть 1 — Иешуа Га-Ноцри. (Иешуа буквально означает Спаситель; Га-Ноцри означает «из Назарета»)
    Часть 2 — Под насыпью, во рву некошенном…

    Часть 35 — На войне как на войне
    Часть 36 — Татьяна Толстая как солнце русской словесности.
    Часть 37 — Понтий Пилат и Иешуа га Ноцри

    Иешуа и Понтий Пилат в романе Булгакова Мастер и Маргарита сочинение

    Роман Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита» является поистине философским. За затягивающим течением размеренного повествования о человеческих судьбах скрывается множество поистине «вечных» вопросов о том, что такое хорошо и что такое плохо, в чём истинное предназначение каждого человека, зачем и для чего мы живём. А герои ершалаимских глав произведения, Иешуа Га-Ноцри и Понтий Пилат, являются одними из наиболее впечатляющих и удивительных героев романа.

    Понтий Пилат, прокуратор Иудеи, за свою жизнь привык командовать и управлять, выносить приговоры и принимать самые разнообразные решения, пусть даже и жестокие, и бесчеловечные. Он постоянно чувствует себя одиноким, ведь у него есть лишь один верный друг — его пёс. Однако встреча с Иешуа перевернула жизнь прокуратора, заставив усомниться практически во всём.

    Иешуа Га-Ноцри, прототипом которого является Иисус Христос, предстал перед Понтием Пилатом в качестве преступника. Говорили, что он подговаривал людей к восстанию, однако на самом деле Иешуа просто разговаривал с ними. После нескольких минут общения с Га-Ноцри прокуратор осознал, что перед ним стоит необыкновенный человек. Необычайно умный, тонкий и глубокий, Иешуа замечал то, чего не замечали другие, чего не замечал и сам Понтий Пилат. Возникало ощущение, что в душе Иешуа царила гармония, о которой Пилату можно было только мечтать в перерывах между мучительной головной болью, терзающей его уже много лет. Однако прокуратор Иудеи испугался. Испугался необычного человека, испугался осуждения со стороны своего народа, банально испугался поступить не так, как ожидают другие люди — и приговорил невиновного Иешуа к казни.

    После данного решения, которое с течением времени оказалось поистине судьбоносным, изменилось всё. Умирая, Иешуа сказал, что трусость — это самый страшный порок, и Понтий Пилат полностью осознал и прочувствовал это. На протяжении очень долгого промежутка времени он страдал и терзался тяжёлыми мыслями, но осознав свой грех и раскаявшись, Пилат обрёл покой и вновь встретился с Иешуа, на этот раз — в другом мире и без дальнейшего расставания.

    На мой взгляд, в романе «Мастер и Маргарита» Булгаков стремиться открыть глаза читателям на то, каким бы был мир, если бы в нём не существовало ни зла, ни добра. Без зла в лице плохого поступка Понтия Пилата он бы никогда не узнал, что есть истинное добро, которое открыл ему Иешуа, а также никогда бы не познал, к какой жизни нужно стремиться и как нужно поступать, чтобы в душе была гармония. Безусловно, человек склонен совершать ошибки, это абсолютно естественно, однако не извлекать из них уроки — настоящее преступление. За искренним раскаянием должно следовать такое же искреннее прощение, и я полагаю, что именно эту жизненную философию Михаил Афанасьевич Булгаков стремился открыть своим читателям на примере двух столь непохожих героев произведения — Иешуа Га-Ноцри, странника, и Понтия Пилата, прокуратора Иудеи.

    Понтий Пилат и Иешуа Га-Ноцри: история отношений

    В романе Булгакова «Мастер и Маргарита» главы, описывающие Ершалаим, являются частью романа Мастера. Ершалаимский и московский миры тесно переплетаются друг с другом. В первом пласте автор поднимает проблемы выбора, свободы и несвободы, а также раскаяния.

    Иешуа — милосердный человек с собственным мировоззрением. Многие исследователи творчества Булгакова говорят, что прототипом стал Иисус Христос. Однако Иешуа не описан как божественное явление. Это обычный человек.

    Понтий Пилат – прокуратор Иудеи. И Иешуа предстает перед ним в качестве преступника. Его судили за заговор. Будто бы Иешуа подговаривал всех к восстанию.

    При разговоре героев у прокуратора сильно болит голова. Поэтому он не был заинтересован говорить с преступником. Но чем дальше, тем больше Понтий Пилат проникается к Иешуа, чувствуя к нему огромный интерес. Прокуратом смятен, когда Иешуа избавляет его от головной боли.

    Иешуа Га-Ноцри не понимает насилия, но всегда готов к всепрощению. Несмотря на все пройденные трудности и испытания, он искренне улыбается и рад жизни. Он никого не винит в своей смерти.

    Иешуа считает всех людей добрыми, он верит в духовную силу человека. Даже Марк Крысобой для него хороший человек. Пилат же утверждает, что все люди по природе своей злы и лживы.

    Понтий Пилат – вершитель судеб – по-настоящему одинок. Единственный его друг – верный пес.
    Поэтому для героя встреча с Иешуа является переворотной. Он задумывается о тех мыслях, которые проповедовал Иешуа. Он хочет спасти героя, он ищет различные варианты для этого. Однако боязнь ответственности мешает Понтию что-то сделать для философа.

    Иешуа мог бы сказать неправду, чтобы защитить свою жизнь. Но он не привык лгать и не делает этого согласно своим принципам.

    Понтий Пилат проявляет трусость, когда отправляет Иешуа на казнь, и позже ему приходится раскаяться за это. Перед казнью Га-Ноцри утверждает, что главный человеческий порок – трусость. Пилат осознает, что поступил неправильно. Совесть мучает его. Он хочет оправдаться перед философом и главное перед собой и приказывает убить Иуду, предавшего Иешуа. Однако это не приносит утешения. Прокуратор искренне желает оказать помощь ученику Га-Ноцри, Левию Матвею. И тот действительно видит, как меняются поступки Понтия Пилата. То есть Иешуа Га-Ноцри смог изменить, сделать добрее хотя бы одного человека. Пилат поверил арестанту, понял его мировоззрение.

    Образы Понтия Пилата и Иешуа Га-Ноцри совершенно не похожи друг на друга. Суровый и могущественный прокуратор и нищий философ. Не смотря на это, они находят друг в друге хороших собеседников.

    Жить с угрызениями совести придётся прокуратору всегда, он никогда не избавиться от раскаяния.

    Все люди совершают ошибки. Но необходимо извлекать из них уроки и стремиться к высокому – вот, что хотел сказать Булгаков.

    Иешуа прощает Понтия Пилата. Только после освобождения пойдут они вместе по дороге вечности, чтобы продолжить свой разговор. И в этом другом мире они обретают покой и вечность для рассуждений.

    >Также читают: Булгаков >Картинка к сочинению Иешуа и Понтий Пилат в романе Мастер и Маргарита

    Популярные сегодня темы

    • Горе от ума — комедия или драма Грибоедова?

      Само название говорит за себя. Слишком умным людям тяжело живётся во все времена. Это уже не комедия, это драма. Другой бы человек не стал связываться с обществом

    • Анализ рассказа История болезни Зощенко сочинение

      В рассказе «История болезни» Михаила Зощенко, повествуется о порядках в медицинских учреждениях и нравах персонала. Автор от своего лица описывает, как он бы пациентом одной из городских больниц, поступившие туда с высокой температурой и брюшным тифом.

    • Как вы понимаете словосочетание «блудный сын»? сочинение

      Выражение «блудный сын» возникло из притчи о блудном сыне, записанной в Библии в Евангелии от Луки. Эта притча рассказывает о том, как богатый человек по просьбе одного из сыновей, разделил всё своё состояние между двумя наследниками

    • Трагедия Ларисы в романе Бесприданница Островского сочинение

      лавным лицом в пьесе «Бесприданница» является Лариса Огудалова. Лариса получила отличное образование, она умная девушка, обладающая красотой и талантом

    • Сочинение Анализ рассказа Барбос и Жулька Куприна

      В одном из рассказов, которые были написаны Куприным, есть еще один и называется он «Барбос и Жулька». Главными героинями стали две маленькие собачки. Они жили в одном дворе и постоянно гуляли вместе.

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *