Негаторный иск в римском праве

Соотношение негаторного иска и требования об установлении сервитута

Негаторный иск давался для защиты собственности от претензий на сервитут: кто-либо утверждает, что у него есть право проезда через мой участок, меж тем как этого, по моему мнению, нет. Для отражения такой претензии на сервитут уже в старом цивильном праве собственник имеет иск, получивший впоследствии название actio negatoria. В легисакционном процессе этот иск начинался с заявления собственника на суде — например: “ajo jus tibi non esse eundi agendi in fundo meo”, на что ответчик говорил: “ajo jus mihi esse eundi agendi” etc.; затем следовала provocatio sacramento и т. д. В формулярном процессе иск ведется через посредство формулы “Si paret No No jus non esse eundi agendi… judex condemna, si non paret absolve”. Рядом с этой actio negatoria в классическом праве существовала, по-видимому, и некоторая разновидность ее — actio prohibitoria (“si paret Ao Ao jus esse prohibendi Nm Nm uti frui”), быть может, применявшаяся для защиты собственности от преторского сервитута (Ленель); но относительно этой разновидности мы осведомлены мало. Целью actio negatoria является признание свободы собственности от претендуемого сервитута и обеспечение от дальнейших посягательств — cautio de non amplius turbando.

Примечания

  1. Гражданский кодекс РФ от 30.11.1994 N 51-ФЗ (с изм. и доп.) — Часть 1 // Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, N 32, ст. 3301, Российская газета, N 238-239, 08.12.1994
  • Иск негаторный // Большая советская энциклопедия на Яндекс.Словари.
  • Подшивалов Т.П. Понятие и характеристика негаторного иска // Нотариус. – 2009. – № 2. – С. 25-28.
  • Муллануров А. А. Вещно-правовые способы защиты права собственности на недвижимое имущество // Вестник Хабаровской государственной академии экономики и права. — 2004. — № 1.
  • Новоселова А.А., Подшивалов Т.П. Вещные иски: проблемы теории и практики — М.: ИНФРА-М, 2012.
  • Защита цивильных прав // Покровский И.А. История Римского права. — СПб.: Издательско-торговый дом «Летний сад», 1999.
  • Подшивалов Т.П. Негаторный иск: проблемы теории и правоприменительной практики // Российский судья. 2010. № 10.
  • Подшивалов Т.П. Негаторный иск и защита прав на недвижимое имущество // ЗАКОН. – 2011. – № 1. – С. 86-95.
  • Вещный иск
  • Виндикационный иск
  • Иск о признании вещного права
  • Посессорный иск
  • Конкуренция исков
  • Иск
  • Публицианов иск
  1. Гражданский кодекс РФ от 30.11.1994 № 51-ФЗ (с изм. и доп.) — Часть 1 // Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, № 32, ст. 3301, Российская газета, № 238-239, 08.12.1994
  • Иск негаторный // Ива — Италики. — М. : Советская энциклопедия, 1972. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 10).
  • Негаторный иск // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Зайков А. В. Римское частное право. 2-е изд. — М.: Юрайт, 2017. — С. 200, 215, 245, 247 (о негаторном иске в римском праве), с. 417 (формула негаторного иска).
  • Подшивалов Т. П. Понятие и характеристика негаторного иска (недоступная ссылка) // Нотариус. — 2009. — № 2. — С. 25-28.
  • Муллануров А. А. Вещно-правовые способы защиты права собственности на недвижимое имущество // Вестник Хабаровской государственной академии экономики и права. — 2004. — № 1.
  • Новоселова А. А., Подшивалов Т. П. Вещные иски: проблемы теории и практики (недоступная ссылка) — М.: ИНФРА-М, 2012.
  • Защита цивильных прав // Покровский И. А. История Римского права. — СПб.: Издательско-торговый дом «Летний сад», 1999.
  • Подшивалов Т. П. Негаторный иск: проблемы теории и правоприменительной практики // Российский судья. 2010. № 10.
  • Подшивалов Т. П. Негаторный иск и защита прав на недвижимое имущество (недоступная ссылка) // ЗАКОН. — 2011. — № 1. — С. 86-95.

230. Происхождение этих прав. Еще в период республики государство предоставляло госу- дарственные земли частным лицам для застройки, а го- родские общины и муниципии отдавали порожние земли в наследственную аренду. Позднее обилие пустующих и нерасчищенных земель вокруг городов и в больших имениях и необходимость привлечь к их культуре массу мелких съ- емщиков вызывали значительные изменения в нормировании арендных отношений. Появились в эдикте о городских зем- лях и особенно в императорских указах особые указы о сдаче в долгосрочный наем пустующих императорских доме- нов — сальтусов. Это законодательство по делам имущест- ва императоров (patrimonium principis) распространилось и на область частного хозяйства, подвергшегося упадку и запустению. Суперфиций и эмфитевзис являлись наследственными и отчуждаемыми правами на вещь, устанавливавшими длитель- ное пользование чужой землей под здание — в первом слу- чае, и под обработку — во втором. Элементы обоих инсти- тутов складывались одновременно в римском и провинци- альных правах, сила же и значение прав на чужую вещи, были признаны за ними лишь значительно позднее, под влиянием и воздействием преторского права. От сходных с ними сервитутов — ususfructus, habitatio, они отлича- лись своим широким, подобно праву собственности, правом пользования, своей отчуждаемостью и способностью пере- ходить по наследству. От простого найма или аренды они отличались защитой соответствующих прав против всех на- рушителей, тогда как наем и аренда считались обязатель- ственными отношениями и защита их носила личный харак- тер. 231. Суперфиций. Superficies в общем смысле означало все созданное над и под землей и связанное с поверх- ностью земли. Как особое правоотношение, superficies представляет собою наследственное и отчуждаемое право пользования в течение длительного срока строением, воз- веденным на чужой земле. Постройка здания производилась за счет нанимателя участка (суперфициария). Право собс- твенности на строение признавалось за собственником земли — semper superficiem solo cedere — все находящее- ся на земле, но связанное с ней принадлежит (как acces- sio) собственнику земли. Однако только суперфициарию принадлежало в течение срока суперфициарного договора право осуществлять пользование зданием. У классических юристов superficies рассматривалось как право на чужую вещь — ius in re aliena, могущее переходить от одного лица к другому, независимо от того, сохраняется ли пра- во собственности на землю в прежних руках или же отчуж- дается. Исторически это соглашение о superficies возникло в отношении земель, принадлежавших государству или горо- дам — loca publica, не подлежавших продаже, и носило публично-правовой характер. За предоставленную под постройку землю наниматели должны были в установленные сроки вносить государству определенную наемную плату — поземельный оброк solarium (vectigal). В дальнейшем, с деградацией экономической жизни и обострением потреб- ностей городского населения в жилье, практику сдавать в аренду землю под постройку на длительный срок за опре- деленную плату (solarium) усвоили и частные лица (D. 43. 18. 2), и таким образом это отношение перешло и в область частного права. Отношение, носившее прежде ха- рактер обязательственного, развилось в практике прето- ров и получило значение права на вещи — ius in re. Су- перфиций стал рассматриваться как вещь, юридически от- деленная от поверхности и имеющая обособленное правовое положение. Это вполне соответствовало возросшей ценнос- ти домом в городах (D. 44. 7. 44. 1). Претор предоставил суперфициарию интердикт о супер- фиции — interdictum de superficie, наподобие интердик- та uti possidetis (п. 181), предназначенный для защиты пользования от третьих лиц. Суперфициарий in perpetuo получал, согласно обещанию претора, иск на вещь — actio de superficie (in rem), аналогичный иску о собственнос- ти, utilis rei vindicatio. Он предоставлялся в случае потери владения постройкой. После расследования дела, направленного против третьего лица и признания наруше- ния его права (включая и собственника), происходило восстановление. Для установления суперфиция по цивильному праву было недостаточно простого договора, а требовалась еще пере- дача постройки. Претор уполномочивал приобретателя на exceptio pacti против новых приобретателей земли. Право суперфиция могло устанавливаться также путем давности и легатов. Суперфициарий мог передавать свое право по наследству и путем сделок между живыми — отчуждать, закладывать, обременять сервитутами, но лишь без ущерба для прав собственника земли. Для сделок отчуждения требовалось согласие собственника. Супер- фициарий обязан был уплачивать собственнику земли в срок поземельную ренту (solarium). Эта уплата вклю- чала всегда не только текущие платежи, но и все не- доимки, накопившиеся за прежнее время. Суперфициарий оплачивал также все государственные подати и налоги. Собственник не мог произвольно лишить суперфициария его правомочий. Он ограничивался полу- чением с него solarium и, в случае неуплаты в уста- новленные сроки, мог возбудить иск о собственности (rei vindicatio). Прекращался суперфиций с истечени- ем назначенного при его установлении срока, вследс- твие дереликции, т. е. отказа от этого права со сто- роны суперфициария, слияния прав, т. е. приобретения суперфициарием права собственности на участок или собственником — суперфиция, а также вследствие погаси- тельной давности. 232. Эмфитевзис. Отдача земель в обработку имела много разнообразных форм. Образова- нию института эмфитевзиса в Риме предшествовали сходные с его содержанием отношения по владению и найму государственных, городских и общинных земель. Весьма рано развилась и получила широкое распространение особая форма наследственной аренды, так называемых agri vecti- gales — оброчных земель. Эти земельные участки, принад- лежавшие государству или публичным корпорациям, отдава- лись частным лицам в наем на длительный срок или нав- сегда (in perpetuum), с оговоркой, что наниматель и его наследники не будут лишены владения, если они будут платить определенную годовую плату — vectigal. Положе- ние собственника с внешней стороны оставалось таким же, как и при всякой аренде. Но тогда как при обычной арен- де наниматель имел лишь право требования — иск actio conducti против собственника земли, здесь права аренда- тора принимают характер прав на вещь. Нанимателям agri vectigales претор предоставлял не только интердикты для защиты от нарушений владения, но также иск actio in rem vectigalis, аналогичный виндикации (actio in res uti- lis), против всякого нарушителя и даже против собствен- ника — adversus quemvis possessorem. Впоследствии это право могло распространяться как на государственные, так и на частные земли. Наниматель мог отчуждать, зак- ладывать и завещать свое право, но с тем, чтобы положе- ние собственника не ухудшалось. Если он был неисправным плательщиком vectigal, то собственник возвращал себе землю посредством rei vindicatio. Такая рано развившаяся форма наследственной аренды широко применялась и при империи, когда все обществен- ные земли перешли в частную собственность императоров. Но в эту же эпоху право ager vectigalis определилось как ius perpetuum. В республиканскую эпоху право in ag- ro vectigali распространялось главным образом среди мелких арендаторов, при империи на первый план выступа- ют арендаторы крупных земельных фондов. С течением вре- мени (к концу V и нач. VI вв.) форма ius in agro vecti- gali или ius perpetuum стала переплетаться и проникать в сходное ему по содержанию право эмфитевзиса. Тексты, относившиеся к ager vectigalis, были распространены на эмфитевзис путем интерполяции. С IV в. н.э. agri vectigales потеряли окончательно свое самостоятельное существование, в законах этот термин уже не встречался. От описанного выше право- отношения вначале отличалось право с греческим наз- ванием эмфитевзис. Этот институт умел весьма древнее происхождение и применялся в практике Египта и Кар- фагена. В Греции еще в III в. до н. э. была расп- ространена практика сдачи земли за известную плату в наследственную аренду. Земли, сдававшиеся в Риме в такую аренду, назывались agri emphyteuticarii, а аренду называли emphyteusis, ius emphyteuticum, от греческого слова emphyteuein — насаждать. Позже это правоотношение распространилось и на частные поземельные имущества. На римской почве этот вид наследственной аренды получил окончательную разра- ботку как самостоятельный юридический институт в визан- тийском — юстиниановом праве. Однако, еще в начале нашей эры была издана lex Man- ciana, позже переработанная в lex Hadriana. Это были частные указы по делам аренды доменов и защиты мелких арендаторов-издольщиков (coloni partiarii). Первона- чально признание этого института римским правом дикто- валось стремлением превратить необработанные громадные участки земли в обработанные сельскохозяйственные фон- ды. В начале он применялся на обширных завоеванных Ри- мом участках Северной Африки, но примерно к концу III и IV вв. был перенесен в Италию. К тому же времени отно- сится практика продажи земельных фондов с тем, чтобы покупатель платил ежегодную ренту. Постепенно примене- ние института для целей разработки государственных пус- тырей перешло на церковные и частные земли и стало от- носиться не только к пустырям, но и к обработанным зем- лям. Выражение emphyteusis стало охватывать всякий зе- мельный сельскохозяйственный участок, составляющий объ- ект наследственной аренды. Установление этой аренды имело вначале формы «эмфитевтической продажи», которая сообщала нанимателю собственность на землю, при условии уплаты умеренной покупной цены и ежегодной выплаты аренды (salvo canone) деньгами или натурой, и налагала обязанность распахать участок. Развитие эмфитевзиса в области частного права привело к спору между юристами: являются ли сделки, устанавливаю- щие это право, куплей-продажей (emptio-venditio) или наймом (locatio-conductio). Гай (3. 145) защищал поло- жение, что это есть locatio-con-ductio — аренда. Импе- ратор Зенон определил это отношение, как особое право- отношение (С. 4. 6. 6), устанавливаемое особым догово- ром — emphyteuseos contractus. Развитой и окончательно обработанный институт эмфитевзиса носил характер смеше- ния италийского и восточного эмфитевзиса и считался вечной арендой, которая давала право на вещь, защищае- мое особым иском (D. 6. 3; С. 4. 66). Права эмфитевты (лица, которому принадлежало ius emphyteu-sis) были весьма широки. Не являясь собствен- ником и имея ius in re aliena, он в то же время имел право осуществления всего содержания права собственнос- ти. Он осуществлял владение и, следовательно, пользо- вался и владельческой защитой. Наподобие собственника ему принадлежали и петиторные иски. Плоды земли и все доходы поступали в его собственность после отделения — separa-tio (D. 22. 1. 25. 1). Права его переходили к наследникам, могли быть завещаны, подарены и проданы надежным приобретателям. Но при продаже он был обязан уведомить собственника и отчислить 2% с цены — laudemi- um — эмфитевзиса или предоставить собственнику право первой купли — ius protimeseos. Он мог изменять хозяйс- твенное назначение вещи, но не ухудшать ее. Эмфи-тевта мог устанавливать залоги и сервитуты. Обязанности его состояли в следующем: он должен вести хозяйство, как хороший хозяин, и платить общественные налоги, вносить собственнику ежегодную ренту — canon (деньгами или на- турой). Рента была обычно ниже обыкновенной наемной платы, и поэтому эмфитевта не имел права на сбавку ренты, тогда как наниматель в некоторых случаях имел право на уменьшение наемной платы (п. 505). Для защиты своих прав против всякого владельца эмфи- тевта имел особый иск actio vectigalis и все вла- дельческие интердикты. Права эмфитевты прекращались в следующих случаях: при нанесении им большого ущер- ба, собственник мог лишить его участка (ius privan- di): при трехлетней неуплате canon’а или публичных налогов (на церковных землях — до двух лет) (Nov. 7. С. 3. 2); при нарушении предписаний о продаже (С. 4. 66. 3). Собс- твенник земли имел по поводу исполнения обязанностей особый иск против эмфитевты — actio emphyteuticaria.

Публицианов иск

actio Publiciana — этот иск впервые был введен претором Публицием в 67 г. до н. э., поэтому и получил его имя. Претор признал право на такой иск за лицом, которое могло стать собственником по давности владения (давностным владельцем), однако еще не успело провладеть вещью установленный законом срок приобретательной давности.

Согласно господствующей в науке точке зрения, изначально не всякий давностный владелец имел право на Публицианов иск, а только т. н. преторский (бонитарный) собственник, то есть лицо, которому преторское право дает защиту, аналогичную той, право на которую по закону имеет собственник, хотя это лицо не является собственником по букве закона (то есть с точки зрения цивильного права), но может им стать по истечении срока приобретательной давности.

Подробнее о преторском (бонитарном) собственнике см. раздел УМК Виды и формы собственности в римском праве.

Впоследствии право на предъявление Публицианова иска было признано и за тем давностным владельцем, который, в отличие от преторского (бонитарного) собственника, был беззащитен против виндикационного иска цивильного собственника. (О давностном владельце см. раздел УМК Первоначальные способы приобретения права собственности – Приобретательная давность).

Впрочем, историческое происхождение Публицианова иска спорно, так что вполне возможно, что дело обстояло прямо противоположным образом – то есть сначала претор гарантировал право на такой иск давностному владельцу, а затем по аналогии – и бонитарному собственнику.

Формула Публицианова иска была тождественна формуле виндикационного иска, однако ее отличие состояло в том, что в ней претор предписывал судье рассматривать дело так, как будто истец уже провладел вещью, владение которой им утрачено, в течение установленного законом срока приобретательной давности. Таким образом, в формулу Публицианова иска включалась фикция истечения срока приобретательной давности, а истец должен был доказать не то, что он является собственником по цивильному праву (до истечения давности он таковым не являлся), а лишь то, что его владение является давностным, то есть позволяет ему стать собственником по истечении срока приобретательной давности (давности владения). При создании Публицианова иск интерпретация по аналогии была необходима для того, чтобы перенести формы защиты права собственности, уже предусмотренные римским правопорядком, на отношения принадлежности, новые по своей сути, возникавшие в результате передачи приобретателю манципируемых вещей без совершения манципации, или добросовестного приобретения от неуправомоченного отчуждателя любых вещей.

Публицианов иск преторского (бонитарного) собственника мог быть предъявлен и удовлетворен не только против любого третьего лица, но и против собственника. В этом случае эксцепция собственника о том, что он имеет право собственности по цивильному праву, обессиливалась репликой истца о том, что вещь была ему продана и передана ответчиком (если истребовалась манципируемая вещь, ранее переданная истцу ответчиком без совершения манципации), или что истец является преторским наследником (bonorum possessor).

Что касается обычного давностного владельца, а не преторского (бонитарного) собственника, то его Публицианов иск был подобен виндикации, лишь будучи предъявлен против третьего лица, которое не являлось собственником вещи. Кроме того, он был бессилен в том случае, если сам ответчик также являлся добросовестным приобретателем вещи, а значит, являлся таким же давностным владельцем, как и истец. Это правило являлось частным случаем применения общего принципа: «при прочих равных владелец имеет преимущественное положение». Таким образом, Публицианов иск как правило имел силу лишь против третьих лиц — недобросовестных приобретателей.

Следовательно, давностный владелец имел преимущественную правовую позицию по отношению к любому третьему лицу, которое приобретало владение, осознавая неправомерность своего приобретения, однако он проигрывал процесс, если ответчик являлся цивильным собственником или таким же давностным владельцем.

Публицианов иск не следует смешивать с владельческой (поссессорной) защитой, которая осуществлялась посредством преторских интердиктов (см. раздел УМК Поссессорная (владельческая) защита.)

Этот иск является инструментом петиторной, а не поссессорной защиты, поскольку давностное владение, в отличие от простого владения как факта, является вещным правом.

При наличии поссессорной защиты необходимость в Публициановом иске объясняется тем, что владельческий интердикт мог быть предъявлен только непосредственно против нарушителя владения, в то время как Публицианов иск, как и виндикационный иск, мог быть предъявлен и против третьего лица, которому захватившее владение лицо передало затем это владение, притом, что это третьего лицо знало или должно было знать о неправомерности своего завладения.

По аналогии Публицианов иск мог быть предъявлен и в ситуации, когда фактическое обладание вещью давностным владельцем не утрачено, но третье лицо так или иначе препятствует его свободному хозяйственному господству над вещью. В таком случае Публицианов иск подобен не виндикации, а негаторному иску.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *