Собственность на средства производства

О праве частной собственности на средства производства и общественном фонде

В статье «Марксу спасибо, а мы идём вперед!» проф. С.С.Сулакшин привлек наше внимание к вопросу о роли частной собственности на средства производства в общественном устройстве: является ли право частной собственности злом, как уверяли нас в течение веков все прогрессивные мыслители , или же это благо? Теперь мы можем судить о проблеме на основании нашего собственного опыта: в 1917 году в России большевики боролись за то, чтобы средства производства были обобществлены; смысл преобразований 1990-х годов — борьба за передачу средств производства в частные руки. И в одном и в другом случае изменение ситуации не привело к устойчивым общественным отношениям.

И мы можем сделать вывод, что попытки исключить или ограничить право индивидуальной собственности не были благотворными, но остаётся вопрос, почему же право частной собственности на средства производства оборачивается неприятностями. Для этого обратимся к описанию схемы производства стоимости.

Начиная производство, предприниматель приобретает оборудование, которое рассматривается предпринимателем как основной производственный капитал, понимая под этим стоимость производственного оборудования. Но предприниматель приобретает и устанавливает производственное оборудование для того, что оборудование, наряду с усилиями людей, совершало предопределённую работу, то есть предприниматель рассчитывает приобрести способность оборудования участвовать в технологических процессах, при этом возможность производить ту или иную вещь связана с функционированием всего общества.

Предприниматель нанимает исполнителей, привлекая общественный ресурс «рабочая сила», то есть используя способность людей участвовать в производственных процессах. Привлекаемые потоки энергии активизируют производственное оборудование, и сама возможность использовать внешние силы для выполнения целенаправленных действий является общественным ресурсом, который появляется как результат предварительной многолетней исследовательской и конструкторской работы всего общества. Стоимость производственного оборудования как такового (капитал) и способность средств производства функционировать в интересах предпринимателя (услуги капитала, активность капитала) оказываются различными характеристиками, что было описано ещё Джоан Робинсон . Капитал, как стоимость оборудования, является пассивной характеристикой; функционирование современного производства основано на потреблении двух общественных ресурсов: рабочей силы и активности капитала. Эти представления лежат в основе двухфакторной теории производства стоимости, которая полностью объясняет наблюдаемые явления .

Распространено убеждение, что произведённый продукт безусловно принадлежит тому, кто владеет производственном оборудованием. Это утверждение представлялось фундаментальным и незыблемым, и потому вопрос о принадлежности средств производства оказывался основным вопросом всех социальных преобразований. Однако, из права собственности на производственное оборудование (капитал) не следует право собственности на способность производственного оборудования функционировать должным образом ; эта способность (активность капитала) не является имманентным свойством производственного оборудования. Право использования может быть приобретено, так же как приобретается возможность использовать рабочую силу. Но при этом произведённый продукт остаётся общественным достоянием до тех пор, пока предприниматель, строго придерживаясь честных рыночных отношений, полностью не оплатит использованные общественные ресурсы: рабочую силу и активность оборудования.

Конечно, могут заметить, предприниматель оплачивает работу исполнителей и функционирование оборудования, однако, проблема в том, что предприниматель, пользуясь своим командным положением, стремится максимизировать свою прибыль и, соответственно, минимизировать свои расходы, так что зарплата работающего человека за непосредственно выполняемую работу, как правило, не компенсирует всех затрат (образование, здравоохранение, …) на воспроизведение человеческой популяции и даже просто, как говорят, рабочей силы. Подобным образом, текущие расходы предпринимателя на поддержание оборудования не компенсирует общественные затраты по исследованию и проектированию приспособлений, позволяющих замещать усилия людей в производстве.

Таким образом, обсуждая вопрос о роли частной собственности на средства производства в общественном устройстве, следует различать право собственности на производственное оборудование (капитал) и право собственности на способность производственного оборудования функционировать должным образом (активность капитала). Предприниматель может приобрести производственное оборудование, но дееспособность оборудования связана со всей системой функционирования общества и остаётся общественным достоянием; использование активности оборудования должно быть компенсировано. И, конечно, С.С.Сулакшин прав, когда утверждает, что дело не в том, что частные лица владеют или не владеют производственными активами, а в том, что они используют общественные ресурсы, не заботясь об их восполнении. Это приводит к общественному неравенству, особенно ярко проявившемуся в России . Проблема, которая возникает перед любым обществом, иметь механизм, вынуждающий все предприятия (любого вида: государственные, частные, кооперативные и пр.) возмещать используемые общественные ресурсы, и наши усилия должны быть направлены на создание и подержание такого механизма. Борьба за национализацию средств производства бессмыслена.

Величина общественного продукта полностью определяется затратами общественных ресурсов: предприниматель стремится увеличить свою долю общественного продукта и требования возместить общественные затраты рассматривает как покушение на его собственность, и потому заботу о компенсации и увеличения общественных ресурсов вынужденно принимает на себя центральный орган (правительство, государство). Государство поддерживает устойчивость любого капиталистического общества: принимает меры по уменьшению неравномерности распределения доходов, перераспределяя общественный продукт через общественный фонд в пользу малоимущих слоев населения, и подавляет возможные протесты против несправедливого распределения. Для выполнения задачи изъятия части произведённого продукта в общественный фонд общество устанавливает систему налогообложения, основанную на господствующем в обществе представлении о создании общественного продукта.

Действующие в настоящее время в «рыночных» странах, в том числе и в России, «справедливые» правила распределения общественного продукта и налогообложения были сформулированы в конце девятнадцатого века и представляют отчисления от прибыли предприятий и дохода отдельных работников . Предприниматели, считая произведённый продукт своей собственностью, сопротивляются, торгуются и стараются уйти от налогов: появляются офшорные схемы, теневые предприятия, серые зарплаты и прочие придумки. Право на изъятие части продукта оспаривается, поскольку предприниматели убеждены, что они честно заработали свою прибыль. Традиционная схема начисления налогов по доходу и прибыли не выглядит справедливой и вызывает вопросы: почему то, что я заработал честным трудом, принадлежит не только мне, но и тому дяде, который ничего не делал. Разве справедлива прогрессивная шкала налогов: кто больше зарабатывает, у того больше забирают. Существующий механизм распределения общественного продукта оказывается несовершенным, хотя, фактически, существованием системы налогообложения признаётся, что прибавочным продуктом распоряжается не только собственник средств производства, но и всё общество.

Поскольку отчисления в общественный фонд представляют необходимую оплату использованных общественных ресурсов (рабочей силы, активности капитала и естественного окружения) предпринимателями, то налоги естественно привязать к количеству используемых общественных ресурсов; Налоги по прибыли и доходу могут не соответствовать использованным ресурсам и это несоответствие не может быть благоприятным для производства. При этом изымаемое количество не должно являться предметом торга, поскольку оценки использованных общественных ресурсов могут быть выполнены объективно.

Для возмещения использованных общественных ресурсов следует, строго придерживаясь рыночных законов, установить отчисления от доходов предприятий, соответственно использованию природных материалов, рабочей силы и активности капитала, и заменить существующие налоги следующими платежами:

1. Оплата использования работников. Если предприятие (любого типа: частное, государственное, кооперативное) имеет наёмных рабочих (получающих заработную плату), то предприятием платится социальный взнос за использование каждого работающего. Этот взнос соответствует социальному налогу, который платится предпринимателями в настоящее время. Норма взноса устанавливается ежегодно исходя из макроэкономических характеристик. Никаких налогов на доход наёмных работников не предусматривается.

2. Оплата использования активность капитала. Активность капитала понимается как возможность производственного оборудования совершать полезную работу с помощью посторонних источников энергии. Если предприятие использует энергию, как производственный фактор, то платится налог за использование каждой единицы первичной производительной энергии. Норма налога устанавливается ежегодно исходя из макроэкономических характеристик. Этот взнос соответствует существующему налогу на прибыль предприятия и заменяет его.

3. Оплата природопользования. При использовании в производстве общенациональных природных ресурсов платится ресурсный налог. Проблемы деградации природного окружения (исчерпание природных ресурсов и загрязнение окружающей среды) связаны с развитием системы производства. Норма налога устанавливается дополнительно и пересматривается ежегодно.
В дополнение к трём основным платежам, конечно, не исключается сохранение каких-то второстепенных взносов и платежей для более точной настройки производственной системы.

Нормы налогов устанавливаются не произвольно, а вычисляется исходя из представлений о функционировании общественной производственной системы и требуемой эффективности производства. Для гармонического функционирования общества необходимо, чтобы нормы выплат были таковы, чтобы сумма текущих затрат предприятия (заработная плата и содержание производственного оборудования) и выплат в общественный фонд (налоги и другие платежи) должна соответствовать оценкам использованных общественных ресурсов (естественное окружение, рабочая сила и активность капитала).

Переход к новой практике налогообложения обладает некоторыми преимуществами по сравнению с налогообложением по прибыли и доходу и имеет соответствующие характеристики, из которых я отмечу лишь следующие:

1. Обеспечивается социальная справедливость. Что может быть более справедливым в рыночной экономике, чем оплата за ресурсы, которые использованы в производстве? Изменение налогообложения не исключает общественное неравенство, но обеспечивает справедливость распределения выплат по предприятиям, позволяет правительству контролировать и оказывать влияние на параметры неравенства.

2. Осуществляется содействие инновациям и включается автоматический механизм выявления и подавления неэффективных собственников. Правительство получает возможность контролировать и планировать эффективность деятельности производства (производительность труда), что следует считать одной из главных оценок качества правительственного управления общественным производством.

3. Упрощается сбор платежей в общественный фонд, поскольку используемые ресурсы легче учитывать, чем прибыль и доход. Уменьшается уклонение от оплаты налогов, поскольку скрыть использование ресурсов труднее, чем скрыть прибыль и доход. Процессы использования ресурсов невозможно перевести в офшоры.

Система налогообложения является важнейшим инструментом управления народным хозяйством. По словам М.Д.Абрамова: «Именно существующая налоговая система является главным тормозом экономического развития нашей страны, причиной разрушения российской промышленности и крайне высокого социального расслоения населения». Россия остро нуждается в новой, справедливой системе налогообложения, основанной на принципе полной компенсации используемых в производстве общественных ресурсов, и введение такой системы может быть первым шагом по пути к эффективному производству и справедливому распределению.

К сожалению, утверждение, что прибавочный продукта принадлежит собственнику производственного оборудования глубоко укоренилось в сознании людей, и потому ожесточенная борьба за прибавочный продукт сводилась к борьбе за обладание средствами производства. Для созидания справедливого и гармоничного общества необходимо осознание и внедрение нормы: собственник предприятия становится собственником произведённого продукта только после того, как он полностью оплатит использованные в производстве продукта общественные ресурсы. Положение о праве собственности на созданный продукт должно быть записано в основном законе. Нет необходимости следовать западным образцам и рецептам прошлого века, к чему призывают думские «оппозиционные» партии, предлагая программы усовершенствования российского капитализма, так сказать, построения капитализма с человеческим лицом, путем введения некоторых ограничений: прогрессивного налога на прибыль и национализации крупной промышленности. Нашей целью должно быть национальное государство с эффективным производством и справедливым распределением.

Возможные преобразования налоговой системы не направлены против «владельцев заводов, газет, пароходов», или же против кого-либо ещё. Все завоевания буржуазии при реставрации капитализма в России, в том числе право частной собственности на средства производства, должны сохраниться. Предприниматель должен быть уважаемым членом общества; благодаря индивидуальной активности общественное производство получает стимулы к развитию. Талант предпринимателя проявляется в эффективном использовании общественных ресурсов; наиболее успешные из предпринимателей, которых можно также, следуя Шумпетеру , именовать ново-предпринимателями, заслужено получают предпринимательскую премию, остальные довольствуются средним значением прибыли. Контроль за использованием общественных ресурсов позволяет установить, насколько обоснованными являются доходы предпринимателей.

Произведённый продукт находится в собственности предпринимателя, он может его потребить, продать, уничтожить, использовать в производстве, сделать всё, что он пожелает, но при этом предполагается, что он полностью оплачивает используемые общественные ресурсы. Это единственное принципиальное дополнение к действующим сейчас правилам распределения, которые могут эффективно работать только при свободе предпринимательства, при которой каждый член общества по своей инициативе может организовать производство. Никаких затруднений при регистрации предприятия не должно предусматриваться.

Правительство получает инструмент для оценки эффективности использования общественных ресурсов, что позволит контролировать (управлять) ростом производительности труда и регулировать распределение дохода. Введение принципа полной оплаты общественных ресурсов поможет выявить неэффективных собственников и провести необходимую санацию предприятий. Новые правила направлены на стимулирование эффективного развития, на созидание, а не на разрушение. Хотелось бы надеяться, что правительство сумеет использовать этот инструмент в интересах всего общества. Рост эффективности производства приведёт к улучшению благосостояния всех, что сглаживает противоречия и смягчает нравы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абрамов М. Д. Экономика России: что происходит и что делать? (Взгляд инженера-предпринимателя), — М.: Издательство «Перо», 2016.

2. Каменецкий В. А. Капитал: От простого к сложному. / В. А. Каменецкий, В. П. Патрикеев. — М.: Эконoмика, 2006.
3. Кларк Дж. Б. Распределение богатства / M.: Гелиос АРВ, 2011.

4. Майбуров И. А. Теория налогообложения: Продвинутый курс. / И. А. Майбуров, А. М. Соколовская. — М.: Юнити-Дана, 2011.

5. Пикетти Т. Капитал в XXI веке. / M.: Ад Маргинем Пресс, 2015.

6. Покровский В. Н. Принципы налогообложения и производительность труда Аудит и финансовый анализ № 2, 2017, С. 17–23. / URL.: https://www.researchgate.net/publication/325644333_Principles_of_the_taxation_and_labor_productivity_AUDIT_AND_FINANCIAL_ANALYSIS_No2_2017_pp_17-23

7. Сулакшин С. С. Марксу спасибо, а мы идём вперед! / URL.: http://rusrand.ru/ideas/marksu-spasibo-a-my-idyom-vpered

8. Утопический социализм. Хрестоматия под ред. А. И. Володина. М.: Политиздат, 1982

9. Шумпетер Й. Теория экономического развития. / М.: Прогресс, 1982.

Автор Владимир Николаевич Покровский — профессор, доктор физ.-мат. наук, бывший заведующий кафедрой прикладной математики Московского Экономико-Статистического института (МЭСИ).

Вернуться на главную *Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Частная собственность на средства производства

Иногда утверждают, что частная собственность на средства производства составляет отличительную особенность капитализма. Однако она является такой его особенностью лишь в сочетании с первым и третьим компонентами модели. В рабовладельческом обществе или в феодальном обществе также может существовать частная собственность на средства производства. Характерная черта капитализма состоит в том, что ему присуща частная собственность на средства крупного промышленного производства.

Частную собственность на средства производства не следует смешивать с частной собственностью на имущество. Например, личное имущество может и в социалистической экономике быть в частной собственности. Личной собственностью владеет индивидуум, и она обычно не используется для производства товаров, хотя инструменты, составляющие личную собственность, для этого могут использоваться. Но инструменты, находящиеся в личной собственности, не являются преобладающим видом орудий производства при капитализме. Говоря о частной собственности на средства производства, мы имеем в виду частную собственность на фабрики, заводы, корпорации и другие предприятия, средства транспорта и связи, сырье и крупные земельные площади, на которых ведется товарное сельскохозяйственное производство.

Частная собственность в данной модели противопоставляется общественной или государственной собственности. Существует ряд трудностей, которых можно избежать путем четкого определения компонентов нашей модели. Некоторые авторы утверждают, что существует вариант капитализма, называемый государственным капитализмом, при котором государство принимает на себя все функции, обычно свойственные частным собственникам в негосударственно-капиталистической системе. Здесь, для наших целей, государственный капитализм представляет собой совсем иную модель. В нашей модели собственность в руках государства не является частной собственностью; частная собственность противоположна государственной собственности. Частная собственность противоположна также общественной собственности; но частную собственность не следует противопоставлять публичной (групповой) собственности. Фирмой может владеть отдельный человек или небольшая группа людей. Такая собственность — это частная собственность. Однако фирмой могут владеть и много людей, из которых каждому принадлежит небольшая ее часть в виде акций, т. е. долей ее собственности. Владельцами акций могут быть индивидуумы или, быть может, другие фирмы, или группы, инвестирующие свои пенсионные фонды, и т. д. Такие фирмы, акции которых публично продаются и покупаются, составляют публичную (групповую) собственность. Но поскольку акции членов такой группы являются их частной собственностью, такие фирмы также составляют частную собственность. В нашем исследовании под общественной собственностью понимается собственность всех членов общества вообще, поскольку они являются членами данного общества. Кооперативы или фирмы, находящиеся во владении рабочих, здесь нами признаются частной собственностью, но, поскольку они представляют собой второй компонент частной собственности, мы рассматриваем их как маргинальный случай; они не образуют господствующую форму собственности.

Вторая характерная для капитализма черта частной собственности состоит в том, что не все владеют средствами производства. Большинство людей в нашей модели капитализма индивидуально не владеют используемыми ими средствами производства; их нанимают другие люди, и они работают за заработную плату. Для огромного большинства людей в нашей капиталистической модели главным источником дохода служит заработная плата. Рабочие продают свой труд, чтобы заработать деньги на поддержание собственной жизни и жизни своих семей и чтобы приобретать на свой доход, остающийся после уплаты налогов, еще другие товары, помимо самых необходимых средств существования.

В нашей модели частная собственность сочетается с управлением фирмами как их собственниками, так и специалистами. Фирма, составляющая частную собственность, может управляться ее владельцами. Последние могут одновременно и владеть и управлять компанией или предприятием. Однако владельцы могут также нанимать профессиональных менеджеров для управления их предприятиями. Отделение собственности от управления порождает особые проблемы нравственного характера. Но, рассматривая эту модель в целом, не следует выносить по этому вопросу окончательных и поспешных суждений. Если для аналитических целей полезней различать эти две формы управления, можно просто применить две модели. В одной собственность и управление совмещаются, в другой они действуют раздельно. Наша модель представляет собой третий вид, включающий обе предыдущие.

С частной собственностью на средства производства связан ряд нравственных проблем. Одна из них заключается в следующем: нравственна ли сама по себе частная собственность на средства производства? Иногда спрашивают, по какому праву некоторые люди индивидуально или коллективно заявляют свое право на естественные ресурсы? Земной шар — это обиталище всего человечества. Его богатства — уголь, железо, медь, нефть и все другие ресурсы — должны быть доступны всем и использоваться на благо всех. Справедливо ли, что некоторые люди просто в силу того, что им или их предкам довелось поселиться в данном районе, присваивают себе исключительное право на ресурсы этого района? Подобные вопросы образуют один из элементов нравственного анализа частной собственности.

Вторая группа вопросов, касающихся частной собственности, связана с общественным характером знаний и культуры. Каждый народ наследует накопленный запас знаний — как изготовлять железо и стекло или как изготовлять машины и инструменты и т. д. Промышленность основывается на огромном запасе накопленной информации и ноу-хау, изобретений и открытий, которые не являются собственностью отдельных лиц, поскольку они представляют собой плод общественного труда. Способы производства также носят общественный характер. Ни один человек не строит автомобили сам или с помощью открытий, которые он лично сам сделал. Частная собственность использует для своей выгоды то, что создало все общество. Знания, технологии, производственные процессы — все это выработано обществом. По какому праву они присваиваются отдельными лицами и используются к выгоде отдельных лиц, а не всего общества?

Третья группа вопросов относится в нашей модели к рабочим. В рассматриваемой здесь капиталистической модели громадное большинство людей не владеет средствами производства, а зарабатывает на жизнь, трудясь на других. Их средства к существованию зависят от других. По какому праву одни люди имеют такую власть над жизнью и смертью других? Рабочие отдают свой труд за заработную плату. А что составляет честную или справедливую заработную плату? Что есть эксплуатация? Если товары обмениваются по своей реальной стоимости, то не является ли источником прибыли владельца частной собственности обкрадывание рабочих путем невыплаты им того, что им причитается? Как должны строиться отношения между собственником и рабочим? Мы уже убедились в том, что отношения между рабом и его хозяином аморальны. А каков моральный статус отношения между собственником и рабочим?

Система свободного рынка

Третья характерная черта нашей капиталистической модели — это свободная, конкурентная рыночная система. Система рыночного типа может сочетаться с другими видами экономических моделей. В нашей модели система свободного рынка выступает как господствующий механизм.

Свободным является такой рынок, который не контролируется ни государством, ни какой-либо небольшой группой лиц. На свободном рынке государство:

— не устанавливает цены на товары;

— не устанавливает заработную плату;

— не контролирует производство.

Отсутствие государственного контроля и вмешательства сочетается с отсутствием контроля со стороны любой небольшой группы лиц. Это означает отсутствие монополий (т. е. исключительной собственности или контроля над предложением товаров) и монопсоний (исключительного контроля со стороны спроса, т. е. наличия на рынке только одного покупателя).

Цены и заработная плата устанавливаются в нашей модели механизмом рынка. Они являются результатом взаимодействия предложения и спроса. Квалифицированный труд, когда его предложение ограниченно, обеспечит более высокую заработную плату, чем когда его предложение велико. Вообще, предложение неквалифицированной рабочей силы больше, чем квалифицированной, а последняя оплачивается выше. Цены также устанавливаются предложением и спросом.

Конкуренция выступает как второй необходимый компонент нашей модели. Свободная конкуренция означает возможность для всех желающих принять участие в рыночной структуре в качестве покупателей или продавцов. Доступ на рынок при этом не ограничивается никакой властью, правительством или группой лиц. Свободная конкуренция отчасти приводится в движение мотивом прибыли. Конкуренция поощряет многих людей производить товары, на которые спрос велик, поскольку имеется емкий рынок на такие товары. Покупатели предпочитают платить менее высокие цены за товары одинакового качества, а поэтому конкуренция стимулирует у предпринимателей эффективность производства и побуждает конкурирующие фирмы снижать цены, чтобы завоевать большую долю рынка.

В-третьих, чтобы инвесторы могли, даже с риском, добиваться больших доходов от своих вложений, ресурсы должны иметь возможность свободно передвигаться внутри системы на те ее участки, где они принесут наибольшую отдачу. Это относится и к природным ресурсам, и к капиталу, и к рабочей силе. Рабочие вольны по собственному усмотрению выбирать себе вид занятости, добиваться таких заработков, на которые они способны.

В нашей модели система свободного рынка отличается рядом достоинств. Она поощряет эффективность — эффективное производство и эффективное использование ресурсов. И что даже еще важнее, она высоко ценит свободу. Любой индивидуум волен в рамках этой системы принимать свое решение в каждой сделке, которую он заключает. Конкуренция стимулирует снижение стоимости товаров для потребителей, которые, решая вопрос о том, как расходовать свои деньги, тем самым определяют, что должно быть произведено. Рынок диктует не производить то, что не продается, и производить то, на что есть спрос. На изменение спроса рыночный механизм реагирует поощрением соответствующих изменений в распределении капитала и ресурсов. Рабочие свободны договариваться об условиях найма и о роде работы, которую им предстоит выполнять. Если условия, на которых заключается каждая отдельная сделка, справедливы, каждая сторона свободно вступает в такую сделку, чтобы добиться собственной выгоды и собственных целей. Все при этом выгадывают.

При анализе свободно-рыночной системы возникает много нравственных вопросов. Каждая сделка, в которую вступают люди, должна быть честной и свободной. Из чего складывается честность? Чтобы сделка была свободной, каковы должны быть ее предпосылки? Одно из условий честности заключается в том, что оба участника сделки должны обладать необходимыми знаниями по существу дела. Лишь в том случае, если обе стороны знают, что они делают, они способны правильно оценить условия сделки. Образует ли девиз caveat emptor («покупатель, будь осмотрителен») часть нашей системы? Означает ли свобода сделки возможность того, что одна сторона может поставить в невыгодное положение другую сторону или что одна сторона может получить преимущество над другой? Если честность составляет неотъемлемый элемент системы, тогда в системе допускаются лишь честные сделки. Однако эффективность или инициатива, готовность рисковать или какие-то иные качества вполне способны дать одной стороне преимущество над другой. Может ли рабочий свободно заключить договор о заработной плате, если, кроме голодной смерти, у него нет другой альтернативы, как согласиться с предложенной заработной платой? Действуя индивидуально, вступают ли потребители в сделки на равных основаниях с крупными корпорациями?

Кроме вопросов о честности и свободе сделок, люди задаются также вопросом: а что с моральной точки зрения делает с ними конкуренция. Поступает ли она с ними как с самоценностью? (Не подрывает ли она их склонность быть полезными для других? Не разделяет ли она их на противостоящие друг другу классы и группы? Не препятствует ли она общественному сотрудничеству? Не делает ли конкуренция людей эгоистичными, своекорыстными, скаредными, нежелающими считаться с другими?

Присущи ли рынку естественные тенденции, толкающие его к монополии или поощряющие людей добиваться несправедливых преимуществ с целью повысить свои шансы на успех? А если такие силы существуют, то можно ли их устранить в рамках самой системы или для этого требуется воздействие других сил, например политической и юридической системы, с которой сочетается свободно-рыночная модель?

Дата добавления: 2016-12-05; просмотров: 2204 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *